ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»
USD 28,44
EUR 33,85
UaRu
  1. Головна
  2. /
  3. Аналітика
  4. /
  5. Проблема наркотиков в Украине: прошлое. настоящее, будущее. Видео

Проблема наркотиков в Украине: прошлое. настоящее, будущее. Видео

224

До 2008 года в Украине ситуация с психоактивными веществами была направлена на каталогизацию известных медицинских и не очень препаратов, решение проблем со списками, какие наркотики можно просто ограничить в обороте, а которые и вовсе запретить. В один прекрасный момент появились так называемые Designer Drugs, которые попали на рынок под названием «спайсы» или «Соли для ванн».

Таблетки, травы, грибы, порошок. Наркотики сопровождали нас тысячи лет. Они формировали культуру, использовались в качестве лекарств, принимались из любопытства. Шаманы колдовали с бубном, вливая в себя настойки, изготовленные из психоактивных растений, Бодлер воспевал гашиш, а 60-е дали возможность погрузиться в психоделические страны. А если мы будем рассматривать и алкоголь, и табак в качестве наркотика, то количество людей, принимавших, принимающих и тех, кто в будущем хоть раз в своей жизни попробует наркотики, достигнет 90%.

В Украине же проследить историю наркотиков довольно сложно. Во-первых, в нашем распоряжении нет какой-то целостной и щепетильно написанной монографии. До сих пор не ясно, какой период исторического времени брать за точку отсчёта. Можно начать со времён дохристианской Руси, ведь наши предки-славяне в фольклоре воспевали «мёртвую воду», которая помогала герою излечиться от ран, приобрести силы, а в случае «живой воды» – молодость и здоровье.

Вот как описывает «мёртвую воду» Тимати Лири в работе «Семь языков Бога»: «Во многих из них (мифов) рассказывается о магических, чудодейственных способностях таинственного снадобья. Ближе к концу мифа перед героем предстаёт древний старик (убеленная сединами колдунья, лягушка, рыбка, птичка и пр.) с эликсиром вечной молодости (молодильными яблочками, корнем мандрагоры, живой и мёртвой водой, цветком бессмертия, целебным напитком).

Собиратель сказок А.Н. Афанасьев указывает на связь культа Перуна с «живой» и «мёртвой» водой: «По древнему воззрению, Перун как бог, проливающий дожди и чрез то иссушающий тучи, пьёт из небесных ключей живительную влагу. В этой метафоре дождя славянские сказки различают два отдельных представления: они говорят о мёртвой и живой воде – различие, не встречаемое в преданиях других родственных народов».

Исследователи склонны считать, что Перун, пьющий воду из ключей, – это не что иное, как персонификация лютика, которого на Руси называли «цветком Перуна». В Удмуртии лютик имеет название гудырисяська, что означает «громовой цветок».

Сам по себе лютик является ядовитым растением (действующее вещество: гликозид ранункулин), способным вызвать при приёме внутрь в сверхтерапевтическом количестве серьёзное отравление, поражающее почки и провоцирующее отёк гортани. В терапевтических дозах, кроме лёгкого стимулирования, он не может вызвать психоделических или галлюцинаторных эффектов, хотя эффект алкалоида изучен слабо. Поэтому считать лютик растением, которое использовалось в языческих мистических практиках в приготовлении «живой» или «мёртвой» воды, я бы не стал.

Если, опять-таки, примем вышеуказанные «воды» за некое подобие сомы у арийский племён, то можно выделить ещё два способа получения психоактивного напитка: квас или пиво, сваренное из солода, поражённого спорынью или путём добавления в напиток Stropharia cubensis, растущего на фекалиях, или приготовление отваров на мухоморах. Последний вариант мне кажется, с одной стороны, правдоподобным, ведь климатические условия позволяли вырастать мухоморам в лесу. Сам мухомор стимулирует нервную систему, вызывает эйфорию, но он не вызывает галлюцинаций, что отмечается в древнем фольклоре как «появление жизненных сил», но не описываются какие-либо откровения.

С другой стороны, мухомор требует особого обращения. Его сушка должна быть обязательной, иначе в организм попадёт иботеиновая кислота, что вызывает серьёзные отравления с рвотой, поносом, температурой. Знали ли о «правильном» приготовлении мухомора наши предки? Остаётся под вопросом.

Речь Посполита, как и многие средневековые католические страны Европы, славилась своей охотой на ведьм. Поэтому мы можем говорить, что данная практика распространялась и на территории Украины. Основанием для охоты становились не только глупые предубеждения, клевета и политические «заказы». У тогдашних ведьм существовали реальные психоделические практики, пугающие население. Джеральда Гарднера в «Колдовстве сегодня» описывает «ведьмовские мази», которые состояли из ядовитых растений, таких как: мандрагора, белладонна, дурман, крапчатая кувшинка, лапчатка, серый морозник, и использовались ведьмами для полёта. Самое прозаичное описание «ведьмовской мази» сделал М. Булгаков в своей книге «Мастер и Маргарита» в сцене, где Маргарита благодаря веществу теряет человеческий облик.

Особенно интересной в перечне растений является мандрагора. Использовалась она и используется по сей день в лекарственных средствах. Первое упоминание о мандрагоре как об «исключительном» растении можно найти в Библии:

«Рувим пошёл во время жатвы пшеницы, и нашёл мандрагоровые яблоки в поле, и принёс их Лии, матери своей. И Рахиль сказала Лии: дай мне мандрагоров сына твоего.

Но Лия сказала ей: неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься и мандрагоров сына моего?»

Любопытными для изучения являются рассказы о том, как ведьмы встречались с Дьяволом в человеческом облике. Это доказывает тот факт, что галлюцинаторные растения помогают человеку пережить опыт, к которому он стремился своим поведением, мышлением и т.д.

Украинское казачество остановилось в наркотических происках на алкоголе и табаке.

С алкоголем у казаков сложились благоприятные отношения: были горазды выпить вольные украинские воины. Особенно пиво и самогон. Что закрепилось в их песнях:

Братья козаки-Запорозци!
Добре знайте, барзо гадайте,
Из ляхами пиво варити затирайте;
Лядьскiй солод, казацька вода,
Лядьски дрова, казацька труда

Казак с люлькой в зубах изображался на многих портретах. Люлька была таким же надёжным товарищем, как и сабля. Как и алкоголь, её упоминали в казацком фольклоре.

Основою для курения у казаков была махорка. Чтобы убрать неприятный вкус данного сорта табака, его смешивали с различными травами. Тут была и мята, и материнка, и тирлич, и падуб. Из психоактивных растений употребляли полынь и буркун, действующим веществом которых был кумарин. Также существовала «чаклун-трава», которую многие принимают за коноплю, хотя в истории, кроме технического применения, употребление в личных целях данного растения не упоминается.

Российская империя до большевистской революции отметилась морфинистами, эфироманами, курильщиками гашиша и редкими случаями употребления опиума. Уже тогда наркотики становятся необходимым элементом субкультур: псевдоинтеллектуалов, духовных и идеологических течений. У них даже были свои «учёные», например, литературовед Д.Н. Овсянико-Куликовский, который пытался обосновать полезность измененного сознания.

В первых годах XX века всё большую популярность набирает курение опиума и гашиша в Москве. Накануне Первой мировой войны Россию захватывает новый «элитарный» наркотик – кокаин. Любопытными являются воспоминания Александра Вертинского, который упоминает первых «барыг»: «Продавался он (кокаин – Б.К.) сперва открыто в аптеках в запечатанных коричневых бочонках по одному грамму. Самый лучший немецкой фирмы «Марк» стоил полтинник за грамм. Потом его запретили продавать без рецепта, и доставать его становилось всё труднее и труднее. Его уже продавали «с рук» – нечистый, пополам с зубным порошком, и стоил он в десять раз дороже…».

Украину же проблемы с наркотиками не затронули, поскольку такие медикаменты стоили дорого и продавались в городах. А население Украины было в основном сельского происхождения, да и в городах уровень бедности был немалым.

Уже Первая мировая война подарила по-настоящему серьёзную проблему морфинизма. Из-за того, что он был ценным на войне в качестве обезболивающего средства, подсевшие на него солдаты начинали залечивать не только физические, но и душевные раны. Также наркоманами становились те, кто имел доступ к веществу. В период с 1919-1922 гг. в постреволюционной России 60% морфинистов составляли врачи, медсёстры, санитары, военнослужащие. В Украине отмечалась подобная ситуация, особенно в западных регионах страны, которые воевали в составе австрийской армии, а там морфин давали не просто для лечения, а ещё и в качестве боевых «ста грамм».

С революцией кокаин и морфий становятся действительно народными. Историк Наталия Лебина рассказывает о случае, когда петроградская милиция в 1918 году раскрыла на одном из кораблей Балтийского флота «клуб морфинистов», членами которого были революционные матросы. После победы революции пролетариата «марафетку» (кокаин) вдыхали рабочие, мелкие служащие, красноармейцы. Кокаин был доступнее как никогда. Закрывались частные аптеки, и продавцы сбывали товар за копейки, а также ввозился контрабандой недорогой кокаин из Пскова, Риги, Орши, которые были оккупированы немцами.

А ещё один наркотик – эфир – были не прочь нюхнуть даже комиссариаты. Вот что пишет по этому поводу Лебина: «Художник Ю.П. Анненков вспоминал, как в 1919 году в Петрограде он вместе с Н.С. Гумилёвым получил приглашение от Б.Г. Каплуна, тогда управлявшего делами комиссариата Петросовета, понюхать конфискованного эфира».

В годы нэпа, новоиспечённые «бизнесмены» нанимали детей для торговли кокаином в табачных лотках. Санкций за употребление и распространение наркотиков не было.

Во Второй мировой войне лидирующее место занял амфетамин и метамфетамин (первитин). Последний продавали гражданам и давали солдатам в качестве отдельных таблеток, добавляли в армейский шоколад Panzerschokolade, а лётчики-камикадзе разливали его по венам. Советские солдаты предпочитали алкоголь перед боем, хотя лекарственный амфетамин – фенамин – уже существовал и вполне мог применяться командующими войсками.

Послевоенный период требовал стойких, сильных, вечно работающих граждан, способных на своих могучих плечах тащить Советскую империю к светлому будущему. Для этого homo soveticus обязан был иметь крепкий иммунитет. А лучшим средством для поднятия иммунитета являлся всё тот же первитин, который рекомендовался гражданам аптекарями, как сейчас у нас рекомендуют аскорбинки. Повальные психозы, ломки и передозировки объясняли трудовым переутомлением. Но первитин с прилавков не убрали. Его использовали для лечения нарколепсии, а также он выступал в качестве первого антидепрессанта. В 60-х годах диссиденты варят первый «винт» из микстуры от бронхиальной астмы под названием солутан. В 80-х годах стал популярен «джеф», который готовили из эфедрина гидрохлорида, марганцовки и уксусной эссенции.

Но больший интерес в 60-80-е годы всё же проявлялся к фенамину, который можно было достать в аптеках за небольшие деньги и в готовом виде, не заморачиваясь с домашними лабораториями.

Вот два интересных отрывка из советских кинофильмов, в которых упоминается фенамин:

Также после войны в аптеках продавался кодеин (алкалоид опиума) в виде «Кодеин-сахара» или «Кодеин-соды». Стоил он недорого, а заторчать на нём можно было будь здоров. Когда держава позаботилась об обороте наркотиков, то вместо «Кодеин-соды/сахара» появился «Пенталгин», который тоже отмечался наличием кодеина.

Конопля в Советском Союзе была легальна до 1960-го года. Из неё изготовляли масло, биотопливо, различные виды ткани. Она не загрязняла почву. Но даже после запрета регион Средней Азии оставался зоной относительного легалайза, где дым «травы» наполнял лёгкие казахов, узбеков и прочих нерусских:

Советские учёные не пренебрегли изучением психоделиков. Так, Григорий Столяров изучал ДЛК (LSD), написав об этом книгу «Лекарственные психозы и психомиметические средства», факты из которой я процитирую в своей статье. Александровский А.Б проводил опыты на себе и на людях с помощью мескалина.

В принципе, в СССР – стране, где не было джаза, бокса и секса, были наркотики, просуществовавшие в полулегальном состоянии до кона ХХ века. 90-е подарили нам рейв, «экстази», Пелевина и наркомафию, умудрившуюся схватиться за золотую жилу и заработать не один миллион долларов. Началась долгая и не столь результатная, как того хотелось, война с наркотиками.

 До 2008 года в Украине ситуация с психоактивными веществами была направлена на каталогизацию известных медицинских и не очень препаратов, решение проблем со списками, какие наркотики можно просто ограничить в обороте, а которые и вовсе запретить. В один прекрасный момент появились так называемые Designer Drugs, которые попали на рынок под названием «спайсы» или «Соли для ванн».

Все это восприняли как бич поколения, это вызвало нехилую панику, поскольку формулы препаратов не входили в установленные раннее списки, цена их была невелика, а эффект был более чем сильный. Поднялся информационный шум, который начал по традиции рассказывать сказки о том, что синтетические каннабиноиды вызывали сильнейшие галлюцинации, дети воспринимали родителей как арбуз, и поэтому гонялись за ними с ножом.

Наша песня хороша... Хотя большинство из этих «легальных» наркотиков, особенно солей для ванн, были синтезированы ещё несколько десятков лет назад Александром Шульгиным и описаны им же в книге PiHKAL (Фенилэтиламины, которые я знал и любил). Если мы поставим вопрос: «Несли ли «дизайнерские наркотики» вред населению и социуму?» В принципе, да. Но! Подача «правды» о них привлекала большее количество желающих попробовать синтетику, когда бывалый друг, знакомый или просто интернет-рассказчики говорили, что никаких галлюцинаций, всё это враки. Может быть физически плохо, но никто не убегает ни от каких монстров. Докуриться до звуковых галлюцинаций можно, но явно не до визуальных и т.д.

Следующий момент заключается в том, что ловили мелких барыг, совсем не закрывая основной канал поставки – Китай, не внося долгое время, специально или нет, поправок в законодательство, которые могли бы предотвратить выход на рынок всё новых и новых аналогов. Заказы производились легко, а товар через «Новую Почту» поступал в течение 2 или 3 суток. Стоил 1 грамм реагента от 300-500 грн., что позволяло создать 25 грамм наркотика путём вымачивания чая, ромашки и других бытовых трав в растворе вещества и спирта. Результатом становилось то, что «осведомлённые» в приобретении граждане продолжали принимать наркотики даже во время криминализации.

Следующим проявлением тупости стал запрет якобы психоактивных этнеогенов, входивших в состав первых «спайсов». Самым популярным стал голубой лотос. Каково было моё удивление, когда вкусный чай, вызывающий лёгкое расслабление, не более того, стал вне закона. Потом всё-таки додумались изучить подробнее химический состав и лотос декриминализировали.

Действующими веществами «спайсов» являются агонисты СB1 и СВ2 канабиноидных рецепторов, что, по сути, позволяет использовать их в медицинских целях. Ведь наш организм сам по себе вырабатывает нейромедиатор анандамид, эффекты воздействия на организм которого имитирует марихуана.

Анандамид регулирует процессы памяти, эмоций, устанавливает болевой порог, помогает устранить негативные эмоции прошлых переживаний, убирает тошноту и улучшает аппетит. Также он активирует СВ2 рецепторы, позволяющие выработать резистентность миокарда к ишемии и реперфузии. По сути, «спайсы» могут стать современными лекарствами, лёгкими в изготовлении и эффективными в лечении, если учёные получат доступ к ним.

То же самое касается и «солей для ванн» и аналогов ЛСД, представляющих из себя различные виды фенилэтиламинов.

Сейчас на повестке дня стоит старый вопрос о том, нужно ли легализировать «лёгкие» наркотики. Вопрос этот кем только не спекулируется. Одни говорят, что это путь к либерализации общества, другие, что это новые возможности в медицине, хотя большинство желает использовать их как раз в противоположных – рекреационных целях, полагая, что медицинский «легалайз» откроет доступ к легалайзу полноценному.

Нам же сначала надо разобраться, что такое «лёгкие» наркотики. Ведь точного определения данного термина вы нигде не найдёте.

Если взять то, что «лёгкими» наркотиками называют марихуану и ряд некоторых психоделиков, то можно выделить следующие критерии:

1) Вещество малотоксичное;

2) Вещество, не вызывающее физического привыкания.

Следовательно, из этих параметров и с ориентацией на опыт западных стран мы сможем привести следующие виды наркотиков: марихуана, ЛДК, псилоцибин, ДМТ, мескалин, фенилэтиламины (2-CB, MDMA, 25-c-nbome). Почему я выделил конкретные наркотики? Для того, чтобы уйти от манипуляций и разобрать, какие наркотики могут быть введены в рекреационный оборот (а значит, легализированы), а какие – в медицинский и научный оборот (что легализацией не является; тут можно использовать термин частичная легализация, что не будет совсем верно с юридической точки зрения.

На мескалине и ДМТ я остановлюсь коротко потому, что сами учёные не знают полного механизма воздействия данных веществ на организм.

ДМТ (Диметилтриптамин) близок по своей структуре к серотонину. Попадая в организм, он минут на 15-20 заменяет собой нейромедиатор. Исследования ДМТ показали, что он синтезируется в нашем организме из аминокислоты L-триптофан и связан с такими процессами, как сновидение, воображение, образное мышление и переживание клинической смерти.

Возможно, когда ДМТ запускает фазу усиленного воображения, то человек в ясности начинает смотреть красочные мультфильмы. Самое интересное, что визионер редко контактирует с окружающим его миром, он просто его соглядает, даже не совершая движений. Переживания не бывают плохими. Человек не терял своего «Я», сохранял ясность ума. Не было выявлено ни синдрома отмены, ни толерантности к последующей дозе. При больших дозах не увеличивалась продолжительность трипа, но увеличивалось артериальное давление и частота сердцебиения. Токсического воздействия на организм не было выявлено.

Почему исследования ДМТ проводятся вяло и он находится в запрещённых списках? Трудно сказать. Возможно, испугались мистических переживаний визионеров. Возможно, «продукт» сулит выходом на улицы. ДМТ невозможно обнаружить в крови современными тестами.

Использование ДМТ в медицинских и научных целях требует изучения. Возможно, мы получим важные инструменты в понимании послесмертных переживаний и некоторых эффектов психических расстройств, схожих с ДМТ трипом.

В рекреационных целях я бы не стал его легализировать на данный момент – это очень непонятное вещество.

Мескалин мало изучен и был предметом исследования редких психиатров и биологов. До сих пор он является малоизученным веществом. Мескалин вызывает стойкий психоделический эффект с частичной потерей пациентом своего «Я» и связи с окружающим миром. Наносит вред печени и пищеварительной системе даже в незначительных дозах. Вызывает толерантность. Не вызывает физической зависимости.

Использовать в медицине можно разве что в изучении феномена шизофрении.

За дозу все отдаст

В рекреационных целях использовать нежелательно, поскольку вещество малоизучено и является токсичным. Также частичная потеря «Я» может делать визионера податливым для программирования поведения.

Хотя описание мескалиновых ритуалов южноамериканских племён говорит о том, что индейцы ощущали всеобщую любовь, ответственность за каждого жителя племени, причастность к некоему общему великому делу, не теряли своего «Я» и, наоборот, ощущали хоть и видоизмененную, но реальность.

Поэтому неизвестно, что вызывает разные реакции у индейцев и европейцев во время приёма мескалина: культурные различия или не полностью изученные алкалоиды, находящиеся внутри кактуса:

ЛДК (Диэтиламид d-лизергиновой кислоты) и фенилэтиламины. Оба они психоделики, но только ЛДК смог сформировать в своё время целый пласт культуры, известный как «психоделическая революция 60-х годов». Цветные хиппари принимали ЛДК и чувствовали себя одним целым с природой, миром и другими людьми. Сейчас адепты ЛДК говорят о прекрасном будущем, которое позволит открыть данное вещество, и все люди обретут глубинный смысл и т.д. Так ли это?

ЛДК – это один из самых слаботоксичных психоделиков. ЛД50 (полулетальная доза) для мышей составляет 46 мг/кг, в тот момент как средняя доза составляет 1 мкг/1 кг человеческого веса. Смертельных исходов от приёма ЛСД не зафиксировали, хотя самовыпиливание во время бэд-трипов случалось нередко. Развития физических изменений не было. Были попытки выявить влияние ЛДК на ДНК, но спустя некоторое время данные теории были развеяны. Психоделический эффект может быть очень и очень длительным и доходить до 24 часов.

Использование ЛДК в медицинских целях возможно, и это может дать положительные результаты. Например, Григорий Столяров в работе «Лекарственные психозы и психомиметические средства» пишет, что ЛДК можно применить в искусственно вызванном обострении психического состояния у больных. В своих исследованиях Столяров отмечал, что прекращение лекарственного психоза ЛДК вызывает улучшение ментального состояния.

Как отмечает Столяров: «Факты такого рода не являются совершенно новыми, случаи ремиссии у больных шизофренией после интеркуррентного инфекционного заболевания, иногда протекавшего и с картиной инфекционного психоза, известны достаточно давно. Однако по мере накопления таких наблюдений возникла мысль о преднамеренном обострении психоза как методе его лечения. Появление ряда психотомиметических средств облегчило эту задачу, наиболее часто с этой целью применялись ЛДК и дитран».

Сейчас разрабатываются лекарства от кластерных головных болей на основе ЛДК путём изменения радикала, вызывающего психоделический эффект.

ЛДК связывается со всеми дофаминовыми, серотониновыми и адренорецепторами, что указывает на возможность использования ЛДК в качестве антидепрессанта.

Стоит обратить внимание на ЛДК-психотерапию, проводимую Станиславом Грофом и Рональдом Лэйнгом. Многие врачи скептически относятся к данному виду лечения, однако, опыт работы с ЛДК в лэйнговских психокоммунах показывал положительные результаты. ЛДК-терапия помогает психиатру быстрее войти в контакт с пациентом, понять суть и переосмыслить проблемы.

Насчёт применения ЛДК в рекреационных целях я скажу твёрдое нет. Для этого я обращусь к работе Данилина А.Г «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости».

Данилин делает немаловажные указания, которые я подтверждаю в силу личного опыта эксперимента с психоделиками. Пребывание в трипе не всегда является приятным. У тебя появляется ощущение, что тобой управляют, тебе навязывают свои правила игры. Тогда возникает резонный вопрос, если пребывание в трипе неприятно, почему люди принимают наркотик? И тут мы сталкиваемся с таким понятием, как интеллектуальная толерантность, которая перерастает в интеллектуальную зависимость.

Возникал голод познания, когда ты желаешь увидеть реальность по-иному, пересмотреть устоявшиеся понятия, стараешься познать метафизическую истину происходящего вокруг. У нас появляется термин Леона Фестингера «когнитивный диссонанс», когда полученный психоделический опыт не отвечает ни реальности, ни уровню твоего насыщения знаниями.

Каждый новый опыт заставляет тебя вернуться к нему ещё и ещё, цель познания уходит на задний план и вперёд выдвигается метод познания. Человек невольно желает преобразить своё «Я», полностью ассоциировать его с психоделической реальностью. Это желание диктуется «Я-чувством», которое старается вернуться к древнему, к божественному, в то время как «Я-концепция» рационально объясняет желание получить новые знания. Как объясняет Данилин: «Возникает когнитивный диссонанс между истинной потребностью «Я-чувства» и его отражением в структуре «Я-концепции».

Дальше развитие событий зависит от самого человека. Рональд Лэйнг описывал два типа личности: «онтологически уверенная» и «онтологически неуверенная». Как Лэйнг описывает «онтологически уверенную» личность: «Человек может обладать чувством своего присутствия в мире в ка­честве реальной, живой, цельной и во временном смысле непрерывной лично­сти. Как таковой, он может жить в мире и встречаться с другими: мир и другие переживаются как в равной мере реальные, живые, цельные и непрерывные.

Подобная, в своей основе онтологически уверенная, личность будет встречать все жизненные опасности – социальные, этические, духовные и биологические – с твёрдым ощущением реальности и индивидуальности самого себя и других людей». Соответственно, «онтологически неуверенная» личность будет чувствовать нереальность мира, своего тела, для неё внешний мир и люди будут представлять фантомную опасность, от которой человек будет желать спрятаться. Она не будет видеть цель своего существования. Онтологически неуверенной личности не хватает психологических сил быть интегрированной в реальность. Она боится других людей, вещей, мира. «АД – это Другие», – чудесные слова Сартра, описывающие данное состояние.

С «онтологически уверенной» личностью ЛДК расширяет «Я», чтобы ощутить полноту психоделического опыта, чтобы его было не отличить от реальности. А «онтологически неуверенная» личность старается своё «Я» сузить, как бы найти спасение в психоделическом опыте, отграничиться, защититься от реальности. Результат будет один – потеря «Я», сверхрасширение или сверхсужение.

Зачастую, испугавшись момента синхронизации реальности и психоделии, «онтологически уверенная» личность перестаёт принимать ЛДК. Особенно, когда всё чаще мозг запускает механизм флэшбеков, когда психоделические переживания приходят в жизнь вне приёма психоделика как следствия фиксированного состояния в момент эмоционального переживания.

«Онтологически неуверенной» личности состояние распада «Я» будет нравиться, она будет считать, что таким образом сбрасываются тягостные оковы реальности. В конечном итоге, «Я» защитится от полного исчезновения путём разложения «Я» на отдельные «ложные Я», которые будут связаны с ЛДК-переживаниями, прикреплёнными к определённым архетипам. Начнётся диссоциация личности, названная шизофренической.

Конечно, когда Лэйнг описывал «онтологически неуверенную» личность, то, в первую очередь, он старался понять внутренний мир шизофреников и шизоидов. Можно сказать, что описанные характеристики «онтологически неуверенной» личности предполагают, что у человека уже имеется скрытая шизофрения, и она могла проявиться в будущем без ЛДК, который выступил в качестве спускового крючка. А с другой стороны, могла и не проявиться. А ещё вышеуказанные описания «онтологически неуверенной» личности подходят не только людям с шизофренией, но и склонным к депрессиям, болеющим биполярным расстройством или аутизмом. И всегда такой человек найдёт в ЛДК спасение, пока ЛДК окончательно не выведет болезнь наружу.

В Украине, где, как я указывал в своих прошлых статьях, уровень психических заболеваний крайне высок, где имеются солдаты АТО с посттравматическим стрессовым расстройством, которое не знают, как побороть, где условия жизни влияют на психическое здоровье, доступ к ЛДК в качестве рекреационного наркотика мы должны оставить до лучших времён.

То же касается и фенилэтиламинов, схожих по действию с ЛДК. Большинство из них являются соединениями амфетаминового ряда, что негативно сказывается на работе сердечно-сосудистой системы.

Но безусловный вклад фенилэтиламинов можно отнести к разработке антидепрессантов. Один из самых мощных антидепрессантов на фармакологическом рынке является «Венлаксор», показывающий качественные, быстрые результаты в лечении депрессивных расстройств. Действующим веществом является Венлафаксин, производное фэнилэтиламина.

Самой большой проблемой всех психоделиков, особенно фенилэтиламинов и ЛДК, является то, что они крайне зависимы от общего состояния визионера. Если человек с переутомлением и неважным настроением примет психоделик, это может закончиться бэд-трипом, который иногда приводит к нанесению увечий себе и окружающим.

Кроме того, размытие «Я» позволяет человеку подвергаться психологическому внушению и психологическому  «метапрограммированию», что позволит манипулировать человеком в корыстных и не совсем легальных целях.

Вот один интересный случай, который описывает Данилин. Однажды к ним поступил пациент Володя К., который принял 10 марок ЛДК. Володе казалось, что он рыба, плавающая в огромном пруду, где рыбачил его отец. В один из моментов он начал задыхаться, точнее, внушать себе удушье, ведь ему казалось, что отец поймал его в сети, из которых ему было тяжело выбраться. Врач же начинал внушать, что он – не врач, а соседний рыбак, который выпускает Володю из сетей, после чего парень успокоился.

Сам же я могу ответить, что у меня были схожие ощущения во время приёма ЛДК. Я был настолько добродушен, насколько и податлив, мне не хотелось отрицать, я готов был слушаться. Слава Богу, что рядом оказывались близкие мне люди без злых намерений.

Ну теперь мы подошли к лидеру всех легалайзов, другу растаманов – марихуане.

Конопля малотоксична. Смертельной дозы не было выявлено. Проявляется активно растущая толерантность. Вызывает психическую зависимость.

Плюсы применения марихуаны в медицинских целях зависят от воздействия на каннабиноидные рецепторы, о чём писалось выше. Что можно выделить: 1) конопля улучшает аппетит и вкусовые ощущения; 2) помогает больным с рассеянным склерозом; 3) облегчают боль, связанную с химиотерапией; 4) может помочь снизить симптомы потери памяти при болезни Альцгеймера; 5) может служить в качестве антидепрессанта; 6) может быть задействована в терапии посттравматического стрессового расстройства; 7) существует мнение, что конопля помогает в борьбе с алкоголизмом.

Применение в рекреационных целях возможно, учитывая опыт западных стран, но: 1) марихуана может проявлять: а) депрессивные расстройства; б) психозы, особенно шизофрению; в) неврозы и другие психические болезни. Данный факт я подтверждаю своими личными наблюдениями, когда человек впадал в депрессии с очень неприятными симптомами дереализации и деперсонализации при приёме марихуаны.

Наибольшее распространение наркомания получила в так называемых «пролетарских» регионах востока и юга Украины

Говорят, что нарушения возникают при длительном употреблении, хотя на многих медицинских форумах можно прочитать «покурил марихуану один раз – сошёл с ума. Кажется, что мир нереален, жизнь не радует, не чувствую своё «Я»; 2) марихуана подавляет иммунную систему организма; 3) вызывает острую потерю памяти; 4) может вызвать тяжёлую рвоту; 5) мужчины могут подвергнуться развитию рака яичек; 6) марихуана может вызвать нарушение памяти у больных при рассеянном склерозе; 7) в больших дозах вызывает размытие «Я», что также увеличивает риск быть подверженным психологическому воздействию.

Больше исследований по марихуане можно почитать на сайте.

Все позитивные свойства марихуаны возможны благодаря каннабинолу, а все негативные – благодаря ТГК (тетрагидроканнабинол), который и отвечает за психоактивные свойства растения. Но вообще в марихуане содержится свыше 60 каннабиноидов, что ставит «+» для расширения возможностей применения в благих целях.

Например, лекарство «Сативекс» является удобным спреем для облегчения болей и спазмов при рассеянном склерозе, сделанным на основе натуральных ТГК и каннабинола. Сейчас учёные начинают создавать сорта медицинской марихуаны, которая будет содержать ТГК в крайне малых дозах, а каннабинола – наоборот.

Поэтому медицинская марихуана – это реальная возможность создать лекарства, спасающие от неприятных последствий серьёзных болезней.

Если легализовать марихуану в рекреационных целях, то, на мой взгляд, должны быть выполнены следующие требования:

1) марихуана должна содержать небольшое количество ТГК, чтобы человеку было сложно накуриться до чёртиков;

2) цена на марихуану должна быть не слишком высокой и не слишком низкой, примерно как на хороший виски. Это позволит не слишком часто баловаться наркотиком;

3) здоровых граждан должно быть больше, чем больных. Сначала улучшаем экономический, социальный, культурный и психологический фон, боремся с ПТСР, потом легализируем. При написании статьи мне пришлось пообщаться с военным психологом. И вот как раз она боится того, что марихуаной в качестве антидепрессанта начнут пользоваться военные. А это может привести к неадекватным вспышкам гнева, которые заканчиваются, как говорит нам история, плохо;

4) продажа марихуаны должна производиться в «кофе-шопах». Доступ к покупке марихуаны только при наличии справки от психиатра;

5) борьба с незаконным оборотом наркотиков должна предотвратить распространение марихуаны вне «кофе-шопов»;

6) курение должно быть позволено только в частных жилых помещениях и «кофе-шопах» с профессиональными ситтерами, которые помогут «откачать». Хотя если мы сделаем «слабую» марихуану (мало ТГК), то такие проблемы возникать будут редко;

7) должны появиться разрешения на хранение и ношение (при наличии справки) не больше 2 граммов марихуаны. Если человек нарушает хранение и ношение, его ждёт уголовная ответственность;

8) медицина должна быть на том уровне, чтобы могла помочь в лечении психических заболеваний, если такие возникнут от употребления;

9) ну и из последнего пункта выплывает следующий тезис: «Борьба с коррупцией, которая не предотвратит незаконную покупку справок».

Перечисленные пункты можно отнести к частичной легализации.

Теперь последний наш герой – псилоцибиновые грибы и их действующее вещество псилоцибин. Известны с давних времён благодаря использованию в древних ритуальных практиках. Псилоцибин действует на серотониновые рецепторы 5-HT2A. Малотоксичен, хотя может вызывать нарушение функционирования почек и сердечно-сосудистой системы. Исследования не показали какого-либо подтверждения того, что псилоцибин может провоцировать психические заболевания.

В медицинских целях псилоцибин можно использовать для лечения мигреней, алкоголизма и даже тяжёлых депрессий, что было подтверждено американскими учеными (в частности Чарльзом Гробом).

Позитивным является то, что псилоцибин не размывает «Я». Визионер полностью осознаёт нереальность происходящего, для него это просто интересное кино.

Учёный Роланд Гриффитс в своих исследованиях псилоцибина указывает, что у некоторых испытуемых принятие наркотика вызывало панику и паранойю. Но остальные испытуемые отметили улучшение жизни, пересмотр внутренних проблем, открытость, увеличение рациональной оценки проблемных ситуаций, увеличение добросовестности.

Поэтому если мы будем говорить об использовании псилоцибина в рекреационных целях, то тут можно воспользоваться всеми теми пунктами, которые касаются марихуаны. Только для псилоцибина я подумал бы о «кофе-шопах» с условиями, где мог бы быть выход на природу или где создавалась бы атмосфера искусственного благополучия (музыка, цвета, запахи и т.д.). Ведь результат псилоцибинового трипа зависит от окружающей среды.

Трипующего выпускать из помещения можно после принятия средств для детоксикации организма. В Нидерландах такие существуют. Покупку и хранение псилоцибина разрешать нельзя. Поскольку паникующий неадекват на улице, даже понимающий, что это просто плохие видения, не является безопасным гражданином.

Какие можно сделать выводы? «Легализация» наркотиков в целях изучения полезных свойств, особенно для применения в медицине, безусловно, нужна. Это поможет не только лечить, но и зарабатывать деньги. Украинский фармакологический бизнес сможет стать на новую стезю, занимать лидирующие позиции, создавая из наркотиков эффективные препараты. Государство будет получать свой налог, что также неплохо.

Частичная легализация наркотиков в рекреационных целях поможет снизить преступность. Сколько ни пытались вводить «сухие» законы, создавали только огромное количество преступных организаций. Те из них, которые были ориентированы на марихуану или тот же псилоцибин, начнут получать убыток, что заставит искать новые вещества, каналы поставок и реализации, постепенно выводя их из тени, облегчая поимку правоохранительными органами. Было бы хорошо, если бы правоохранительные органы не были коррумпированы. Вот так вот вопрос с легализацией заставляет искать решения для остальных насущных проблем общества.

Алкоголь и табак более вредны, чем марихуана – это безусловно. Но их возможность «запускать» психические болезни намного ниже, чем у «травы». В этом заключается вся проблема, что для марихуаны, в отличие от алкоголя, нужны граждане, не подверженные психическим расстройствам.

С другой стороны, многие говорят, что «наша культура не готова. Все будут обдалбываться и умирать». Чем чаще говорят, тем больше боятся. Раз в нашей культуре так боятся наркотиков, то в ней обдалбываться будет небольшая часть населения. Будем честны, наркоман наркотики достанет. Чем больше они нелегальны, тем скорее он ввяжется в преступность. Поэтому можно, как в Норвегии, делать героиновые центры, тратя на них огромные деньги, куда может отправиться наркоман за очередной дозой в чистом шприце, а можно отправлять на принудительное лечение. Не либерально, но реально. Но идея с центрами мне нравится. Наркоман, пришедший за халявной дозой, станет на учёт. Его возьмут под контроль с дальнейшим привлечением к обязательному лечению.

Право решать употреблять или нет наркотики зависит от гражданина, а не от государства, если употребление не наносит вред обществу. Поэтому марихуана и псилоцибин являются лучшими кандидатами на эту роль.

Частичная легализация уменьшает трату средств на борьбу с наркотиками.

Кроме того, марихуана и псилоцибин, несмотря на свои эффекты, считаются лучшими средствами для расслабления, чем алкоголь и табак.

Говорить о том, что лёгкие наркотики являются «трамплином» к тяжёлым, я не стал, поскольку это очень спорная и манипулятивная тема.

Но прежде чем вдохнуть сладострастный дым «свободы», давайте достигнем благополучия в стране.

Автор: Артём Сивко,  petrimazepa.com 

cripo.com.ua




Коментарі
Додати коментар
Ваше ім'я*
Текст повідомлення*
ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»

Статті по темі

Переглянути новини за період:



Корисні новини

Всі новини

Благодійні фонди України
Благотворительный фонд «Запорука»
Берегиня життя
Благодійний фонд
Кошик добра
Фонд Рената Ахметова
Благодійний фонд
Подільська громада
Щаслива дитина
Пострадавшие дети войны
Тепло Добро