ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»
USD 28,37
EUR 33,68
UaRu
  1. Головна
  2. /
  3. Аналітика
  4. /
  5. Опыт проведения люстрации в отдельных европейских странах

Опыт проведения люстрации в отдельных европейских странах

452

Часть 2. Как проходил процесс люстрации в Чехии и Словакии.

Общественная организация «Украина без коррупции» предлагает публикацию интересных аналитических материалов об опыте проведения люстрации в отдельных европейских странах.

Чехия: Новый Нюрнберг

 Сегодня Чехия – единственная страна из проводивших люстрацию в Европе, где закон о люстрации является бессрочным, где процесс восстановления исторической справедливости, начатый после Бархатной революции 1989 года, продолжается до сих пор.

1 ноября 2007 бывший государственный прокурор Чехословакии , 87-летняя пенсионерка Людмила Брожова-Поледнова села в тюрьму. Пражский суд остался глух к воззваниям адвокатов Боржовой – дескать, стара она для отсидки в тюрьме, - и приговорил ее к 8 годам заключения.

В 1950 г. коммунистка и в то время еще помощник генпрокурора Брожова-Поледнова принимала активное участие в политическом судилище над так называемыми «врагами народа». Это была жестокая расправа над 12 представителями чехословацкой интеллигенции. Среди обвиняемых фигурировала и правозащитница Милада Горакова – ее повесили. Вместе с ней казнили еще трех человек. Остальные осужденные были приговорены к большим срокам заключения.

Сейчас имя Милады Гораковой носит одна из центральных улиц Праги, а в Панкрацкой тюрьме, где ее казнили, работает камера-музей. Здесь хранятся документы о трагических событиях чешского коммунистического прошлого. Приговор Брожовий-Поледновий чехи отметили установкой в ??центре Праги нескольких сотен человеческих силуэтов с фотографиями тех, кого репрессировали коммунисты.

Если главным объектом люстрации в Германии стала служба разведки, то в Чехии этот процесс запустили с целью декоммунизации власти. То, что происходило в 91-92 гг в тогдашней Чехословакии эксперты называли не иначе как «Охотой на ведьм» и «Новым Нюрнбергом» - настолько масштабным получился проект.

Роль Бархатной революции 1989 года в истории становления чешской государственности трудно переоценить. Она способствовала проведению кардинальных реформ во всех сферах общественно-политической и экономической жизни Чехии и Словакии, а также существенным изменениям во внешней политике. Важная роль в этом процессе принадлежит президенту Чехословакии, а затем независимой Чешской Республики Вацлаву Гавелу.

После своего избрания главой государства он сам провел своеобразную люстрацию чиновничьего аппарата, пригласив в президентскую администрацию людей, с которыми готовил «Хартию-77», прошедших вместе с ним испытания заключением, нонконформистов, которые последовательно выступали против тоталитаризма, лучших представителей интеллигенции: ученых, писателей, журналистов, психологов, актеров, художников, музыкантов.

Советские функционеры потешались над Гавелом, коммунистическая пресса называла его команду «сборищем кочегаров и грузчиков», не без издевки упоминали и изречение Ленина о кухарке, которая якобы может управлять государством. На все нападки по поводу прихода к власти совершенно неопытных людей Вацлав Гавел ответил однажды: «Лучше пять лет ошибок, чем пятьдесят лет саботажа».

И оказался прав: под руководством «непрофессионалов» Чешская Республика достигла значительных успехов на пути политических и экономических реформ, сумела в короткие сроки построить демократическое общество, повысить благосостояние народа, стала полноправным членом ЕС и НАТО.

Впрочем, в начале люстрационного процесса бывшая партийная номенклатура не хотела мириться с потерей своих позиций, и была достаточно серьезным препятствием на пути реформ. Десятки тысяч коммунистических функционеров и дальше работали в министерствах и ведомствах, местных органах государственной власти. Угрозу процессу демократизации составляла также Государственная служба безопасности Чехословакии, многие представители которой прошли школу КГБ. Народ требовал решительных изменений в этой структуре, а также снятия с государственных должностей людей, которые скомпрометировали себя сотрудничеством с КГБ и вообще с коммунистическим режимом.

Гавел при этом не спешил рубить с плеча. Неожиданно для многих бывший диссидент призвал граждан быть толерантными и выступил против слепой мести тем, кто находился у власти в течение последних десятилетий. Такая позиция главы государства позволила сделать практические шаги в проведении реформ.

Основные ограничения, связанные с люстрацией, вводились с 1991 года так называемыми люстрационными законами, принятыми Федеральным собранием Чехословакии и были поддержаны в 1993 году, когда был принят «Закон о незаконности коммунистического режима», известный как «Закон о декоммунизации».

Согласно этому документу бывшая коммунистическая номенклатура, сотрудники госбезопасности и коллаборационисты были признаны виновными буквально во всех несчастьях современной Чехии, увольнялись или понижались в должности.  Под действие закона попали 140 тыс. лиц (!), сотрудничавших с коммунистическим режимом в 1948—1989 гг. Кадровые сотрудники и тайные агенты спецслужб, сотрудники партийного аппарата КПЧ, «политически руководившие» госбезопасностью, лишались на 5 лет права занимать ответственные посты в государственных органах, если специальная комиссия могла доказать их вину. Уличенных в нежелательных контактах немедленно увольняли из госструктур.

В Законе устанавливались следующие правила политического очищения:

1. запрещалось занимать любые важные государственные должности бывшим партийным функционерам, состоявшим в годы правления коммунистического режима на должностях выше определенного уровня, офицерам определенного ранга и всем работникам и добровольным помощникам служб безопасности;

2. подлежали чисткам лишь те лица, которые могли быть обоснованно обвинены в нарушении прав человека (правительство было обязано представить доказательства их вины, а обвиняемые получали определенные гарантии, включая право на апелляцию. 

Несмотря на сопротивление Вацлава Гавела («Все мы виноваты», - говорил он), произошли массовые проверки на «СГБ-положительность» (СГБ - служба госбезопасности в Чехословакии). «Положительным» чиновникам предписывалось немедленно уволиться со службы. Однако применение закона в отношении засекреченных внештатных сотрудников СГБ - тайных осведомителей - осложнялось отсутствием достоверной информации о сотрудничестве. 

В 1996 году граждане Чехии получили право знакомиться с досье спецслужб, заведенными на них. В то же время вопросы прохождения люстрации стали активно использоваться в политической борьбе за определенные государственные посты. Нашли даже материалы допроса Вацлава Гавела, в результате которого сотрудник госбезопасности сделал вывод, что Гавела можно рассматривать как «возможного кандидата на сотрудничество».

Вацлав Гавел пытался наложить вето на продление Закона о декоммунизации до 2000 года (его действие заканчивалось в 1996 году), но парламент преодолел вето, и закон стал бессрочным.

В 2002 году в Интернете появился полный список сотрудников СГБ, насчитывавший 75 тыс. фамилий. С 4 октября 2005 года архивы СГБ открыты для всех желающих. По данным властей Чехии, в открытые хранилища поступают документы за период1968-1989 гг. Как отмечается, большая часть материалов касается деятельности чешских спецслужб против политических эмигрантов. При этом часть бумаг не будет раскрыта «по этическим соображениям».

Стремление провести «моральную дезинфекцию» сотрудничавших с тоталитарным режимом лиц породило в Чехии настоящую люстрационую лихорадку. Журналисты стали пользоваться архивом СГБ как библиотечным абонементом, а найденную информацию трактовали порой очень вольно. Только после того, как чешским люстрационным процессом «заинтересовались» медународные правозащитые организации и международные организации по охране труда, охота на ведьм в Чехии пошла на спад.

Интересно, что столь яростная «декоммунизация» не привела к запрету в Чехии коммунистической партии как таковой. Партия с поэтичным названием «Коммунистическая партия Чехии и Моравии» действует в стране по сей день, ее члены присутствуют в парламенте, партия наравне с другими политическими силами борется за голоса избирателей. 

Удивительно так же и то, что согласно «страшному» люстрационному закону, министерские посты в Чехии не попадают под люстрацию, и не так давно пост министра финансов здесь занял бывший сотрудник секретной полиции.

Самым же главным «проколом» чешской люстрации считают то, что изначально в стране не были разделены на две совершенно разные группы люди, которых заставляли сотрудничать с коммунистическим режимом, и те, кто это делал добровольно по идеологическим соображениям или за деньги. Когда в Чехии были впервые опубликованы списки работников спецслужб, в них не был указан характер сотрудничества (а ведь оно могло происходить под давлением) – пострадали совершенно невиновные люди. Одни из них навсегда покинули политическую арену, другие сумели через суд доказать свою невиновность и продолжить карьеру.

Наконец, самое большое удивление вызывает то, что в соседней Словакии сложилась совершенно противоположная чешской люстрационная ситуация. Процедура люстрации оказалась здесь абсолютно недейственной, поскольку коммунисты в 90е годы по-прежнему пользовались большой популярностью среди населения, а  руководство страны негативно относилось  к люстрации. В Словакии процесс «декоммунизации» шел в более мягких формах, если вообще шел: в 90-е гг. в стране насчитывалось всего около 200 бывших сотрудников спецслужб, которые не прошли люстрационную проверку (против 140 тысяч в Чехии). Можно назвать лишь несколько люстрационных дел, которые, по сути, закончились ничем: дело бывшего министра внутренних дел Франтишека Кинцля, бывшего генсека Компартии Чехословакии Милоша Якеша и бывшего руководителя профсоюзов Карела Хофмана.  Обычно, даже если суд признавал наличие вины, то наказание определялось минимальное. В 1997 г. закон о кадровых проверках утратил силу. Многие судьи с сомнительным послужным списком занимают свои должности и при нынешнем правительстве.

Так или иначе, эксперты единогласно заявляют: для того, чтобы люстрация в стране была действенна, необходимо несколько факторов –  большая заинтересованность руководства страны в успешном проведении люстрации, четкий план люстрационных действий и крепкие законодательные акты. А для того, чтобы люстрация не походила на политическую расправу – необходимо четко и последовательно придерживаться норм международного права в данной сфере. «При проведении люстрации нужно учитывать резолюцию ассамблеи Совета Европы 1996 года «О мерах по ликвидации наследия бывших коммунистических тоталитарных режимов», где есть четкие советы по проведению люстрации, - говорит в интервью одному из интернет-изданий польский адвокат, эксперт по вопросам люстрации и нарушений прав человека Павел Осик. - Необходимо найти тонкое равновесие. Это не должна быть месть. Должен быть индивидуальный, а не коллективный подход в люстрационных законах. Второе – это право на защиту, презумпция невиновности, пока вина не доказана судом. И третье – должно быть гарантировано право на встречное обращение в суд и обжалование».

Елена Езерова, журналист, специально для Общественной организации «Украина без коррупции».




Коментарі
Додати коментар
Ваше ім'я*
Текст повідомлення*
ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»

Статті по темі

Переглянути новини за період:



Корисні новини

Всі новини

Благодійні фонди України
Благотворительный фонд «Запорука»
Берегиня життя
Благодійний фонд
Кошик добра
Фонд Рената Ахметова
Благодійний фонд
Подільська громада
Щаслива дитина
Пострадавшие дети войны
Тепло Добро