ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»
USD 28,56
EUR 34,22
UaRu
  1. Головна
  2. /
  3. Аналітика
  4. /
  5. Святослав Олийнык: Должность президента нужно ликвидировать вообще

Святослав Олийнык: Должность президента нужно ликвидировать вообще

192

Во второй части разговора с заместителем главы Днепропетровской обладминистрации Святославом Олийныком речь идет о феномене его шефа губернатора-олигарха, перспективах политика Дмитрия Яроша и президенте, должность которого, по мнению нашего героя, необходимо ликвидировать.

Первую часть интервью со Святославом Олийныком читайте тут: «Общественное недовольство рано или поздно выльется в самосуд. Я с нетерпением жду этого события»

Давайте вернемся к политическим процессам. Вам не кажется, что проводить любые выборы в течение года-двух - это поставить крест на государстве Украина. С другой стороны, не проводить их - это войти в ситуацию колиивщины… Спрогнозируйте будущее ближайшего года?

В ближайшем будущем в парламенте сформируется депутатская группа «Правого сектора». Она на первых порах будет включать в себя 10-20 депутатов, а в последующем будет постоянный прирост. Это принципиально изменит политическую карту. Авансом выданные симпатии фракциям, которые сейчас образовывают большинство, будут меняться соответственно с результатами в экономической, социальной и военной сферах. А эти результаты пока негативные. Почему негативные? Причина – коррупция. А депутатская группа «Правого сектора» как раз будет построена на радикальном антикоррупционном стержне. И я, как человек, который наблюдал избирательную кампанию Яроша на 39-м округе, очень большой сторонник создания такой депутатской группы.

Из всего политического бомонда я вижу пока единственного человека, которому можно доверить антикоррупционный мониторинг – это Ярош. Это единственный избравшийся народный депутат, который поехал сразу на фронт. Никто не пишет об этом в газетах. Он 27 ноября в 8 утра появился в Киеве: прямо из Донецкого аэропорта приехал принимать присягу в парламенте. Видно, что этот человек живет идеей... Он принадлежит Украине.

То есть группа «Правого сектора» будет исполнять функции прокуратуры, милиции?..

Нет, сначала нужно действовать в рамках возможностей, которые предоставляет Конституция и правовое поле. Это парламентский контроль. Он достаточно эффективный. Я либерал по своей сути, но мне сегодня импонирует радикальная правая партия «Правый сектор». Импонирует именно тем, что на них можно положиться. Я думаю, что именно либерализм, соединенный с патриотизмом, сделает нашу страну сильной и приведет к процветанию.

Уверен, что все больше и больше в недрах политического бомонда будет укрепляться идея о необходимости принятия новой Конституции. Но не той, которую предлагает Администрация президента, ее забраковала даже Венецианская комиссия.

«В новейшей истории нашей страны нет ни одного президента, который бы внес позитивный вклад в развитие государства»

Что же нужно менять?

Многие из моих коллег считают, что в новой Конституции должность президента должна быть сведена к самому минимуму – к церемониальной функции. Президент должен избираться в парламенте. Я же считаю, что в нашей стране должность президента нужно ликвидировать полностью.

фото: dnpr.com.ua
фото: dnpr.com.ua

Но тогда парламент должен быть двухпалатным…

Не думаю. Тогда мы должны были бы прийти к модели федерализации, что очень опасно. Для унитарного государства нужен однопалатный парламент. Но должность президента категорически (я здесь занимаю радикальную позицию) подлежит ликвидации. В новейшей истории нашей страны нет ни одного президента, который бы внес позитивный вклад в развитие государства.

Кучма привел к первой революции, Ющенко обманул надежды миллионов, которые тоже надеялись, вышли, рисковали своими жизнями. Янукович закончил как бандит. А нынешнему Президенту тоже тяжело – пока надежды людей не оправдались.

После таких слов приличный человек собирает вещи и уходит из вертикали.

Хороший вопрос. Я ждал, что вы мне его зададите, потому что мы имеем дело с распространенным заблуждением – о том, что исполнительную власть возглавляет президент. Это не так. Областные администрации входят в систему исполнительной власти, высшим органом которой является Кабинет министров Украины. Только главы администраций назначаются и увольняются президентом «за поданням» Кабинета министров. Весь остальной аппарат администраций формируют главы ОГА. Должности заместителей согласовываются с Кабинетом министров. Я как заместитель главы ОГА обязан подать в отставку при смене главы администрации. Кроме того, каждый чиновник должен руководствоваться законом и своей совестью, а не служить кому-то вассалом.

Что же касается главы Днепропетровской ОГА, то уже не как чиновнику, а как жителю Днепропетровска мне кажется, что когда придет время увольняться, то Коломойскому следует отдать ключи от администрации тем, кто ему их вручил. А это люди, которые, рискуя своим здоровьем и жизнью, свергли режим Януковича, а сегодня воюют с российским агрессором.

То, что вы говорите, это сепаратизм по-новому.

Нет.

Де-факто вы не признаете центральную власть или признаете только ту центральную власть, которая вам подходит.

Это не так. Я признаю всю центральную власть – именно так, как написано в Конституции.

Если президент сегодня отправит главу администрации Коломойского в отставку…

Президент вправе это сделать. Для этого, согласно Конституции, требуется представление Кабинета министров. Если такое случится, вы думаете, что кто-то будет держаться?

Вы будете исходить из собственного интереса. Под «собственным интересом» не имеется ввиду ничего плохого: он может быть политическим, вы можете мотивировать тем, что в ответе за область, потому что вы эффективные менеджеры, и вы «имели в виду», кто вас куда отправляет…

Я вам скажу откровенно: у нас давно с Корбаном ведутся такие внутренние диалоги. Я говорю: «Гена, зачем нам это все нужно?». А он признает, что тяжело бороться с ветряными мельницами. Остается только один момент: мы не знаем, сможет ли кто-то другой защитить нашу землю.

Если вернуться к глобальному прогнозированию на ближайший год. Уже появилась группа «Правого сектора» («Укроп») в парламенте. Она ведет определенный парламентский контроль над исполнительной властью. А как она, например, взаимодействует с «Оппозиционным блоком», с партией Ляшко?

Я здесь больше симпатик, чем идеолог процесса. Поэтому саму идеологию этого взаимодействия будет выстраивать Ярош и его соратники, у них достаточно четкое позиционирование. Чем хорош Ярош? У Яроша «да» – это «да», а «нет» – это «нет». Когда он говорит - это прямо и ясно. Такого не часто добьешься от остальных наших политиков - все время какое-то византийское лукавство. Поэтому он сам определит идеологические форматы вместе со своими соратниками.

Если бы у вас была такая возможность, вы бы поддали люстрации Сергея Левочкина?

Так он же и так не занимает должность.

Он теперь народный депутат, у него все хорошо. А мы пытаемся понять почву конфликта между группой «Приват» и Левочкиным.

У меня вот точно нет никакого конфликта с Сергеем Левочкиным. Я, кстати, видел его несколько дней назад. Довольно нормальный, спокойный и хороший был разговор.

Скорее всего, что есть какие-то закадровые вопросы (в конфликте Коломойского с Левочкиным, - «Главком»), связанные с Фирташем. Но опять же, я с Левочкиным в жизни виделся несколько раз и, в принципе, в достаточно конструктивной форме.

Вы часто смотрите канал «1+1»?

Я вообще не смотрю телевизор.

Повезло. Те, кто его смотрят, несколько офигевают.

Почему?

Мы вам скачаем пару программ. Фактически канал «1+1» очень серьезно повлиял на результаты выборов. Например, в части результата партии Ляшко.

Да, наверное. Я борды видел «Клоуны за Ляшко».

«Вряд ли нам грозит принятие Конституции в ближайшее время»

Знаете, это уже было вишенкой на торте. Торт был испечен до этого. Но вернемся к прогнозированию. Когда следующие выборы, они парламентские или президентские?

Следующими должны быть местные выборы.

фото: dnpr.com.ua
фото: dnpr.com.ua

После изменения Конституции с расширением полномочий регионов.

На счет Конституции - я не верю в быстрое изменение Конституции. Потому что сегодня на кону только один проект, который предложила команда президента. В этом проекте задекларирована децентрализация, а на самом деле там, наоборот, усиливается централизация.

Но смысл в том, что менять Конституцию только в сфере полномочий президента, парламента – это бред. Мы пятый раз это меняем и ничего не получается. Надо писать заново.

Правильно. Так вот то, в этом проекте (другого пока нет), предлагается введение в областях третьего центра власти в виде представителя президента, который к тому же наделен совершенно безумным правом инициировать ликвидацию местного совета. Это, конечно, не просто усиление централизации, это вообще выходит за рамки моего понимания. Потому что представитель, назначаемый наместник, вдруг может ликвидировать само местное управление.

Там вообще мало хорошего, разве что слово «субсидиарность». Это – такой принцип построения власти, при котором проблема решается на минимально возможном уровне. Как было в Чехии, когда кто-то кому-то предоставил политическое убежище, а украинская власть начала предъявлять претензии премьер-министру. Он говорит: «Почему вы мне предъявляете претензии, это принял какой-то офицер, я к нему не имею отношения». Это субсидиарность. Есть уполномоченный офицер иммиграционной службы, и именно он принимает решение, а премьер-министр тут ни при чем.

В системе процедур это хорошо, если процедуры четкие и понятные.

Я к тому, что эта модель Конституции принята не будет. Это очевидно, под нее не найдут 300 голосов. В ней написано одно, а будет сделано другое. Ее забраковала и Венецианская комиссия. Поэтому нужно готовить другую Конституцию. Вот здесь возникает дискуссия: насколько минимизировать полномочия президента или, например, как я предлагаю, ликвидировать этот институт вообще.

Но я слабо верю в продуктивную работоспособность нынешнего парламента в этом вопросе. Поэтому вряд ли нам грозит принятие Конституции в ближайшее время.

То ли дело политическое решение о досрочных местных выборах. В нашей ситуации местные выборы могут даже без принципиальной смены Конституции привести к фактической децентрализации.

То есть, раньше местное самоуправление подавлялось вертикалью президентской власти, которая опиралась на прокуратуру. Именно это являлось «режимом», против которого восстали люди. И сегодня уже существуют отряды самообороны, которые могут эту прокуратуру разнести к чертовой матери, и местное самоуправление будет легально реализовываться. Скорей бы это произошло. Вот точно так же, как я сторонник создания фракции «Правого сектора», я сторонник того, чтобы произошла дефенестрация в Украине, как можно скорее.

Общественные организации, гражданское общество в последнее время стали выполнять роль самого быстрого лифта в политику. Эффективно ли это, когда в парламент прошло много неподготовленных людей? Возможно, не всегда нужно сверять часы с так называемым общественным сектором? Кто сказал, что у него самое правильное видение решения всех проблем? Может быть, для того, чтобы сохранить государство, нам наоборот нужна диктатура?

Вы говорите то же самое, что и я, по сути. Вы тоже призываете к дефенестрации.

В 2011 году в интервью «Главкому» вы сказали: хорошо, что Тимошенко не пришла к власти, потому что она – диктатор. Сейчас вы продолжаете считать так же? Даже после того, что оставил после себя Янукович?

Какой смысл сейчас говорить о Тимошенко? Она сейчас находится в миноритарной части парламента. Пока что не видно большого ее влияния на политический процесс. Не вижу смысла анализировать то, что было в 2011-2012 году. Слишком много поменялось в стране с тех пор.

Хорошо, поговорим о «мажоритариях». В этом же интервью вы утверждали, что политический типаж Яценюка – это «школьный ябеда», и никакое премьерство ему не светит. Сегодня, по вашему мнению, Яценюк – эффективный премьер?

(Вздыхает). Скорее да, чем нет. До него быстрее можно достучаться и получить здравое решение. С ним можно работать.

То есть с ним можно работать, потому что других нет или потому что он реально соображает, что он делает?

Гораздо легче апеллировать. Вообще к руководству «Народного фронта» (Турчинов, Яценюк и Аваков) - с ними гораздо быстрее… С этими людьми гораздо быстрее можно найти конструктивное решение. По крайней мере, не обманывают, на порядок быстрее принимают решения.

Мэра Днепропетровска Куличенко избран депутатом и переходит в парламент…

Когда будут выборы мэра Днепропетровска – это важно. Потому что, исходя из ответа на этот вопрос, когда будет дата, тогда и будет более-менее реалистично ясен круг потенциальных ключевых участников.

Лично вы собираетесь поучаствовать в гонке…

Я такой вариант рассматриваю. Это не окончательное решение, но такой вариант рассматривается.

«Нет такого политического движения, как «команда Коломойского»

Поскольку вы имели отношение к изибрательной кампании Яроша, как объяснить такой парадокс, в округе, где он победил, по партийным список первое место взял «Оппозиционный блок»?

На самом деле Ярошу поверили по той причине, по которой ему верю и я, - он не вор.

Почему за него проголосовали? Потому что в ходе кампании именно это и было задачей: показать его, его биографию, кто он такой. Самое затребованное сегодня в обществе - это неворовство.

Ярош возник в один момент на Майдане: с шестого этажа Дома профсоюзоа спустилась группа хорошо организованных ребят и произошла эскалация конфликта. Тогда много говорили, что это русский проект. Правильно ли говорить сейчас о том, что это проект Коломойского?

Нет. Вот я, например, почитал книгу Яроша. Он – филолог. И у него довольно мощная идеологическая концепция. Книжка написана в 2009 году.

Вы проверяли Яроша по спецслужбам?

Нет.

Почему?

Не стояла такая задача. Я прочел его книги.

Но разве вам не интересно? Был человек, жил в провинции, занимался мельчайшей политической силой в масштабах страны. И тут он выходит на первые роли в политике. И его карта еще не сыграна.

Да, и я так думаю. Я же сужу из того, что я вижу сейчас. Я вижу, что он на фронте.

А любопытство?

Так любопытство мое сполна удовлетворено. На встречи с избирателями он приезжал прямо с фронта, избрался, и на следующий день поехал на фронт. О том, что он стал депутатом, он узнал от меня. Я позвонил его поздравить: «Похоже, что ты, Дмитре, депутат». Он ответил: «Добре, дякую». И там уже выключилась связь, потому что начались взрывы.

фото: videonews.com.ua
фото: videonews.com.ua

Можно ли говорить, что на выборах команда Коломойского не выполнила программу максимум: кандидаты Ахметова-Вилкула таки прошли в парламент.

Команда Коломойского не вела самостоятельную игру на этих выборах. Нет такого политического движения, как «команда Коломойского». Поэтому мы не могли хуже или лучше провести выборы. Мы работали на одну единственную политическую силу – Блок Петра Порошенко. И проблема возникла как раз тогда, когда эта партия начала работать на «Оппозиционный блок».

Есть такой господин Павелко, который теперь один из лидеров БПП. Это благодаря ему «Оппозиционный блок» получил плюс 3-4 депутата, это он выдвинул таких кандидатов в Кривом Роге(от Блока Порошенко, - «Главком»), которые выигрывали выборы, но за неделю до голосования выключили телефоны и не составили ни одного протокола.

Мы даже не могли действовать, потому что не было ни одного наблюдателя, ни одной жалобы, ни одного протокола. И когда начали добрасывать голоса и делать победителями людей Вилкула, по трем округам в Кривом Роге представители БПП просто тупо отдали победу людям Вилкула. Но тут ответственность не на нас. В следующий раз мы учтем эту ошибку.

Днепропетровщина – это государство в государстве? Есть почти все признаки.

Нет, конечно. У нас бы не было такой инфляции. Если бы Днепропетровская область была государством в государстве – у нас была бы стабильная валюта и огромный приток инвестиций. Днепропетровская область является доминантной экономической частью нашего государства.

«Говорить о том, что олигарх Коломойский на этой ситуации наживается, я бы не стал»

Вы исключаете вариант федерализации Украины, когда в Днепропетровской области будет подобная экономическая свобода, или, например, армия?

Эта мысль почему-то больше сидит в головах у людей в Киеве. Приведу такой пример: в октябре этого года в Днепропетровск на Южмаш приехала высокая делегация из Киева во главе с президентом. Людям рассказали, как они хорошо будут жить в 2020 году, а они тем временем уже 4 месяца не получали зарплаты, которая аж 2,5 тысячи гривен. Когда поднялся этот вопрос, в конечном счете разобраться с этой невыплатой поручили днепропетровской ОГА. Это и есть то, о чем вы спросили.

Для того, чтобы областной власти решить эту проблему, нам – Днепропетровской области – надо заказать на «Южмаше» две крылатые ракеты или осуществит полет в космос. Это как раз то, что относится к компетенции центральной власти – Космическое агентство.

То есть заводчане до сих пор ждут зарплаты?

Стараемся проблему решить.

При каждой власти случается какой-то мегаолигарх, который возвышается над остальными. Если бы Виктор Янукович (не случись Майдана) продолжил свой срок, то все мы очень переживали бы о судьбе Игоря Валериевича Коломойского. Было такое ощущение, что он «первый на разрыв». Ну, не складывались у него отношения с тем режимом, это было очевидно. А с этим складываются. Потому что так, как зарабатывает Игорь Валериевич и группа «Приват», сейчас не зарабатывает никто.

Вы, пожалуйста, расшифруйте, что имеете в виду.

Например, обеспечение армии топливом, на котором зарабатывает «Приват», рефинансирование банка. «Главком» об этом писал, и две недели обращался во все структуры «Привата». Кроме гонцов, которые пришли и сказали: «может, вы не будете об этом писать?», официального ответа мы так и не увидели. Потому что рефинансирование вымыто…

Минуточку. Давайте так, вы, во-первых, не с того начали. Вы начните с полной потери активов группы «Приват» в Крыму и в Москве. Это произошло с Коломойским, в отличие от других украинских политиков. Поэтому говорить о том, что олигарх Коломойский на этой ситуации наживается, я бы не стал. Сумма его потерь вряд ли перекроет все остальное. Вы сказали про топливо. Вы из чего исходите, что кто-то наживается на топливе?

Структуры «Приват» поставляют топливо украинской армии.

Я вам могу сказать следующее: мы бесплатно в «Авиасе» (компания, подконтрольная группе «Приват», - «Главком») берем топливо в Днепропетровской области на заправку военных вертолетов, военных самолетов, милицейских машин, службы ППС, спецподразделения «Беркут». И об этом все знают.

Что такое «бесплатно»?

А просто так - бесплатно. «Авиас» просто дает. Потому что финансирование потребностей только одного УВД в топливе осуществляется на 16%.

Бесплатно не бывает ничего.

Бесплатно! «Авиас» это за свой счет делает.

Подозреваю, что за это платит государство, например, через «Укрнафту»…

Нет. Государство за это ничего не платит. Почему? Потому что мы не можем на 16% охранять блокпосты. Мы их на 100% охраняем.

фото: dnpr.com.ua
фото: dnpr.com.ua

То есть вы сейчас занимаетесь чистой топливной филантропией? Последняя ситуация: назначение менеджера «Привата» руководителем Госавиаслужбы. Теперь все лоукосты грозят уйти из Украины, потому что увидели, как рынок перестраивается под МАУ, подконтрольные Коломойскому.

Давайте снимем вопросы по «Привату». Я не являюсь работником группы «Приват». Никогда им не являлся. У меня нет с ними совместного бизнеса.

Вы меня спросили про бензин, я вам сказал. В «Авиасе» мы берем бензин бесплатно.

А на остальные вопросы о «Привате» вы не будете отвечать?

Я не являюсь работником «Привата». Я государственный чиновник. Пока еще. Не очень даже рад этому, сразу вам скажу. В обстановке этой тотальной окружающей коррупции нет большого интереса быть аффилированным с властью.

«Приват» получил рефинансирование еще при Кубиве. Понятное дело, это было необходимо для того, чтобы позволить удержаться одному из крупнейших системных финансовых учреждений. Но непонятно, куда делось рефинансирование.

Я вообще в банковской сфере мало что понимаю.

А в авиабизнесе?

Точно так же.

Недавно в сети появился любопытный шестичасовой видеосериал при участии человека, похожего на Игоря Коломойского, с человеком, похожим на одного сепаратиста.

На Губарева?

Да, речь идет о выходке российских пранкеров.

Коломойский, когда мы его спросили, сказал, что это фейк. Сейчас есть современное слово - называется «фейк».

Но там есть декорации, антураж, есть люди, которые тоже иногда появляются со стороны Коломойского… Это же можно сопоставить – есть ли такие помощники у Игоря Валериевича.

Вы меня спросили: он прокомментировал – это фейк.

Кто же стоит за массированной раскруткой этого якобы фейка?

Российские спецслужбы, безусловно. Совершенно очевидно. Для России одна из главных проблем – это Днепропетровская администрация.

Почему вы так считаете?

Где построены на 100% укрепсооружения? Только со стороны Днепропетровской области. Остальное ваши коллеги-журналисты промониторили - степень готовности в других регионах от 13 до 16%. Так кто мешает Путину?

Считаете ли вы как политик, что было бы неплохо, если бы представители так называемых «ДНР» и «ЛНР» сейчас были в украинском парламенте?

Нет, я лично так не считаю. Не думаю, что им есть место в украинском политикуме. Мы не можем признать их как политиков, потому что они убивают людей. В ином случае можно было пойти на какие-то компромиссы. Но поскольку они убивают…

Это не очень веская причина. В украинском парламенте находятся несколько командиров добровольческих батальонов, которые тоже убивают людей.

Да, но они это делают, защищая территорию, а не нападая.

Люди, которые находятся там («ДНР» и «ЛНР»), также утверждают, что они защищают свою землю и свой дом от «хунты»...

Там же находятся граждане России: кубанские казаки, еще какие-то криминальные элементы. Там не так много, тех, для кого это дом.

Если мы возьмем, допустим, «ЛНР», то она вообще оккупирована выходцами из Кубани, какими-то чеченцами, осетинами и хрен знает кем. В основе этого ополчения нет никаких граждан Украины. Там граждане Украины выполняют матрешечную функцию: типа Царева (он все пытается легализировать и ввести в политическое русло) и некоторых, будем говорить, сумасшедших, которые сбежались со всех регионов. Из Днепропетровска, в частности, там порядка 40 человек. Их можно назвать сепаратистами. Мы проанализировали со спецслужбами их трудовой путь и уверены, что они давным-давно были агентурой ФСБ.

Где они прятались все эти годы?

Это люди, которые были везде – в Компартии, всяких разных организациях («Русское единство» и тому подобное). В определенное время они должны были активизироваться. И они у нас активизировались, даже пытались захватить администрацию. Мы их выдавили, и они убежали туда - сидят в «ЛНР».

То есть их можно назвать гражданами Украины, но это не их земля, они не родились в Луганске. А с оружием в руках там бегают казаки, граждане Российской Федерации.

И когда наши добровольческие батальоны ведут там военные действия – они защищают нашу землю. А представители «ДНР» и «ЛНР» - это представители страны-агрессора. Без России все это просто невозможно было бы …

Ситуация на самом деле абсурдная. Мы девять месяцев ведем АТО. Но антитерорристическа операция – это нечто такое, где есть конкретная террористическая угроза, которую нужно быстро ликвидировать. Это спецоперация. А то, что происходит девять месяцев - это война. Мы ее не оглашаем, делаем вид, что ее нет. Продолжаем торговать с Россией...

Еще и посол участвует в политических консультациях.

С другой стороны, если мы сейчас назовем это войной, то вполне может быть, что мы развяжем конфликт не только между Россией и Украиной. Появятся и другие участники, чего им самим, наверное, не хотелось бы. Как решить ситуацию «ДНР» и «ЛНР»? Оградить колючей проволокой и сделать Приднестровье? Пытаться их отбить? Продолжать делать вид, что ничего не происходит?

Разные решения на разных стадиях болезни. В мае все это можно было решить гораздо проще и с минимальным количеством жертв и разрушений. Понятно, что к августу ситуация стала критической. Кульминацией стали Иловайский котел, события в Старобешево. Сегодня ситуация условно стабильная.

Первое: надо обязательно быть готовыми к обороне. Здесь большая претензия к центральной власти: к обороне никто не готов. Кроме Днепропетровской области. Мы построили оборонительные сооружения.

Как именно вы обороняетесь?

Мы защитили Днепропетровскую область линиями глубинной обороны. Все построено по планам военных инженеров.

Поэтому первый вопрос: если мы хотим мира - надо готовиться к сильной обороне.

Опять же, все упирается в деньги на нужды армии, которые на самом деле есть, их просто нужно эффективно использовать. Новый министр Полторак пытается что-то сделать. Мы это видим… Сейчас они разберутся с тем, какова роль начальника Генштаба Муженко в военных преступлениях. После ареста Назарова, скорее всего, Муженко тоже попадет под следствие.

Известно ли вам, как реализуется проект «Стена»?

Фотографии с Яценюком видел, а есть ли стена – неизвестно.

Кстати, эту идею изначально предложил Коломойский. Он именно так себе ее представлял?

Да, но потом правительство перехватило инициативу. И на том заглохло.

Несколько месяцев назад вы жаловались на то, что Пинчук в стороне от всех процессов по защите области от агрессора. Что-то изменилось за последнее время?

Нет. Я не вижу, чтобы что-то на укрепление обороноспособности давал Пинчук или Ахметов.

Первую часть интервью со Святославом Олийныком читайте тут «Общественное недовольство рано или поздно выльется в самосуд. Я с нетерпением жду этого события»

Юлия Лымарь, Мыкола Пидвезяный, Ольга Винник, «Главком»




Коментарі
Додати коментар
Ваше ім'я*
Текст повідомлення*
ТОВ «ІНФОРМАЦІЙНЕ АГЕНТСТВО «УКРАЇНСЬКІ РЕАЛІЇ»

Статті по темі

Переглянути новини за період:



Корисні новини

Всі новини

Благодійні фонди України
Благотворительный фонд «Запорука»
Берегиня життя
Благодійний фонд
Кошик добра
Фонд Рената Ахметова
Благодійний фонд
Подільська громада
Щаслива дитина
Пострадавшие дети войны
Тепло Добро